Mariuelle
- До свидания, господа офицеры! - Пока, Френсис!(с)
Сегодня мы играть не будем...
Автор: Mariuelle
Фэндом: Star Trek: The Next Generation
Персонажи: Кью, Пикард, некоторые прочие, на корабле прижившиеся...
Рейтинг: PG-13
Жанры: Слэш (яой), Ангст
Размер: Мини, 4 страницы
Кол-во частей: 1
Статус: закончен

Описание:
В один из корабельных будней...день то был или ночь, в космосе не определишь так просто...Кью решил раствориться...
Посвящение:
Прекрасному, любимейшему человеку, который сказал мне в один прекрасный день, поедая йогурты из моего холодильника: "Да у них же тут слэш даже искать не надо! Все отношения на поверхности!" Вот так :)
Публикация на других ресурсах:
Эх, была бы я померкантильней!..
Примечания автора:
Писалось под "The Beatles - Doctor Robert")))
Этим всё сказано!



В один из корабельных будней...день то был или ночь, в космосе не определишь так просто...Кью решил раствориться. Вернее, не он решил. За него всё решено было и, наверное, давно. Судьба она такая... И космос. Непредсказуем.

Кью заявился в отсек, где степенно столовались члены экипажа "Энтерпрайз", как раз к обеду. Материализовался на стуле, демонстрируя залихватски съехавший набекрень головной убор, подозрительно напоминающий суповую кастрюлю. Вполне обыденно для такой неиссякаемой деятельности.
Ворф красноречиво скривился, и суп в его тарелке, казалось, прокис. А может, и не казалось...
Кью патетически погремел ложкой, сдёрнул с головы кастрюлю и, прочувственным жестом приложив её к груди, заговорил:
- Возлюбленные братья мои! Дорогие друзья, непокорные дети, уважающие меня всеми фибрами своей души (а что так это, наше королевское величество уверено) подданные!
- Уважающие, - насмешливо пробормотал Райкер.
- Весть, что я принёс вам, - Кью "Великолепный" не удостоил индивид, носивший звание "старший помощник", и кратким взглядом. - очень и очень прискорбна. Наша светлость, кажется, растворяется...
- Неужели? - буркнул Пикард, стаскивая с головы колпак печального шута. Секунду назад колпак был стараниями Кью вызван из небытия. В каком небытии, интересно, эти колпаки продаются?..
- Наконец-то, - рыкнул Райкер. Его больше интересовали свежие отчёты и жареная свинина.
- Не могу не посочувствовать, - "Советник Трой, это сарказм?.."
- Умри уже, - традиционно булькнул Ворф. Булькнул супом. Суп был с ним солидарен. Супу совсем не нравились невесть откуда взявшиеся в нём мухи, на спинках бороздившие картофельные волны.
- Почему? - спросил Дейта. Просто спросил.
- Наша Величественная Светлость не знает, - раскинул руки Кью. - ...Жан-Люк, ты будешь скучать по мне?
- Причём здесь это? - отвечать, что скучать не собирается, Пикард счёл ниже своего достоинства.
- Будешь, мой дорогой, - обречённо вздохнул Кью. - Будешь горькими слезами плакать и вспоминать своего друга.

"Что, друга? Откуда ты этот титул извлёк?.."

- Налейте мне супа, а? Нет, есть я его не буду. К счастью, я не нуждаюсь в том, чтобы пачкать свою наружнюю оболочку подобной массой. Я буду кораблики в нём запускать. Нальёте? Жан-Люк?

*****
- Утром у меня пропали лодыжки.
- Что, лодыжки?.. - нет, Пикарду не смешно.
- Мне жалко моих изящно-королевских лодыжек! - взвизгнул Кью. - Я бы натирал их воском, делал копии в гипсе и дарил тебе, мой капитан! Отмечая каждый новый день нашего общения.

" - Боже...
- Взываешь ко мне, мой капитан? Я и так здесь. Пока."

- ...А скоро исчезну.
- Ты...не влезай в мои мысли!
- Вроде "Не влезай - убьёт"? - заинтересовался Кью.- Учитывая твой темперамент, мой капитан, вполне возможно... Смотри, у меня только что пропали колени!
Он умолк. Тишина моментально, будто только и дожидалась этого момента, обволокла Пикарда, окружила, залепила рот, нос и уши. Кью всё молчал, устремив взгляд в лицо Пикарда. И глаза его, странно темны были, приковали тело капитана к месту, поселили странный жар в душе...
- И правда, исчезаю, - печально молвил Кью.
Пикард собрался с силами, отвёл взгляд. Потёр переносицу рассеянно:
- Причина...должна же она быть?
- Да, причина. Сперва я думал, что опять чем-то Кью-континууму насолил, да только не их это стиль - испарять так. Да и уровень не тот.
Пикард вздохнул:
- Я бы сказал "Испаряйся ты хоть сто раз"...
- Но? - встрепенулся Кью. Воспарил под потолок и схватился за сердце. - Ты вызвал дрожь и вселил сладкую слабость в мою чувствительную душу! И взгляни - я не разучился парить!

Сигнал.
"Это Ворф, капитан."

- Вполне возможно, - недоброжелательно вставил Кью, паря над дверью. - Не открывай. Нам следует теперь наслаждаться каждым мгновением, проведённым вместе...
- Сгинь, - проворчал Пикард. - Открыть.
Ворф вошёл и свет собой затмил... Затмил не божественной красотой, на достаток которой никогда не жаловался, а широкими плечами.
- Капитан, - басом молвил, входя в дверь. - Мне показалось, что в лоб мне только что ударили невидимые колени.
- Вполне возможно, - бросил Кью, поспешно испаряясь.

*****
- Жан-Люк! Мне скучно.
- ...
- "И дивный храп раздаётся в ночи непроглядной", - уныло продекламировал Кью. - Друг мой, как можешь ты смыкать свои очи пеленой сна, когда нашей светлости скучно? Конечно, очи твои прекрасны, как пламя звёзд на небе ночном...
- И что твоя светлейшая светлость надеется найти в моей постели? Исчезни.
Кью оживился, приосанился:
- Я хочу показать тебе дыру в моём животе! Удивительное зрелище. Представляешь, пару мгновений назад появилась. Похоже, я рассыпаюсь на микрочастицы.
- Рассыпайся где-нибудь подальше от моей каюты.
- Я тебе веничек подарю! - почти с отчаянием воскликнул Кью, хватаясь за одеяло Пикарда, как утопающий за соломинку. Правда, для Кью любая соломинка была бревном. - частички моей разбитой души с ковра выметать.
- Всего доброго. И недоброго.

Кью замолчал. Будто клапаном трубу гудящую закрыли. Пикард даже обернулся и встретился глазами со своей копией. "Перевоплотился... От расстройства что ли? Разве только психики..."
Копия. Только моложе да обиженней. И пустота ниже грудной клетки.
- Ты и правда растворяешься? - кажется, он растерялся. Да и дыхание перехватило...
Кью молчал. Молчал. Уже минуту. "Всё чудесатее и чудесатее..."
- Не верю, что твои способности тебе не помогают, - применять капитанский тон, сидя в постели, да ещё и по отношению к своей половинчатой копии...
- Не помогают, - вздохнул Кью. - Хотя официально они не постадали, - вытянул руки. - Смотри, мои пальцы клубятся. Завтра исчезнут и они...
- В данный момент на твоих руках мои пальцы... Брось примерять мою личину, - Пикард поднялся. Кажется, сон обиделся, улетел, стирая скупую мужскую слезу, и больше не придёт. Кью тоже обижен был, но не уходил. Впрочем, после слов капитана бросил обгрызать ногти на руках его личины и проворно перевоплотился.
Блеснул глазами большими. Своими собственными и такими глубокими. Мудрости вселенской там не было, но что-то вечное было.
- Так я могу остаться? Может, завтра я исчезну...совсем. Ужасно. Если вкладывать в это слово все ваши глупые чувства... Хотя, я уже думал о том. чтобы пересмотреть некоторые свои приоритеты...
Пикард отчаялся. Но надо сказать, отчаяние пришло быстрее, чем прежде, и не было таким безвыходным.
- Наколдуй себе одеяло. Больше ничем помочь не могу.
- Ты даже подвинулся! Как благородно! - оживился Кью. - А если я замёрзну?
- Ты не мёрзнешь.
- А если? Если в твоей комнате стены посинеют от холода и будут бродить пингвины?..
- Не будут.
- ...Тогда можно...
- Исчезни.
- Я уже сплю!.. Сплю? Очень странно. Но бок у тебя тёплый и...
- ..!
- Да?

*****
- У меня исчезли руки, - Кью...вернее, его голова на плечах вплыла в обеденную каюту. - Я чувствую себя необычайно невесомым... Но разумеется, в моральной весомости мне по-прежнему не откажешь!
- Скажи, ты крепишься или придуриваешься? - прорычал Ворф.
- Крепиться? А я должен? - с невинным лицом заинтересовался Кью. - Это не больно, Ворфик! Я бы тебя испарил для показательного, так сказать, примера, да ты не захочешь...

Райкер молчал. Он ел мясо.

Голова Кью облетела стол, задержалась в салате у Трой и наконец завздыхала над ухом Пикарда:
- Жан-Люк, твой друг ужасно голоден! (Парадокс, я сам знаю! Но чего не сделаешь ради любви к ближнему своему!..) Покорми меня с ложечки! Видишь, у меня нет рук...
- Ис... - завёл было Пикард.
- Уже! - радостно прощебетала голова, плюхаясь носом в чашку капитана. - Твой чай остыл, mon chéri, Жан-Люк!

*****
- Хочешь, я помолчу? - ласково спросил Кью у кресла в кабинете Пикарда. - Ради тебя...
Мгновение назад Пикард пересел на диван из-за своего рабочего места, не вынеся вторжений клубящегося Кью в своё личное пространство. Сам же исчезающий из принципа не обернулся и теперь разговаривал с равнодушным креслом в коричневой кожаной обивке.
Пикард со своего дивана-убежища покачал головой:
- Я тебя терплю только потому...
Голова Кью развернулась, выдав неожиданно мягкую улыбку:
- Ты меня терпишь, - помолчал. - Звучит, как приговор (тебе, конечно, мой дорогой!), но какие приговоры в свободном космосе?
"В открытом космосе", - про себя поправил Пикард. Машинально.
- Хочешь, я тебе спою? - улыбаясь, предложил Кью. Ни к селу ни к городу и очень грустно...
Пикард молча поднялся, но приевшегося уже "исчезни" не сказал. Вышел. НеТ, нет, на душе так тяжело конечно же не из-за Кью! Просто взгрустнулось...
- Колыбельную... - колокольчиком звякнул из-за двери голос Кью. И затих.
И затих...
И затих...

Пикард, не удержавшись, выглянул, унимая дрожь в сердце. Неожиданную дрожь и незванную. Недолгая гостья она.
- Ты исчез?..
- А ты? - спросил Кью, тихо покачиваясь в воздухе. - Ах да, если ты исчезнешь, кто же поведёт корабль навстречу космической заре...
- В космосе нет зари.
- В комосе есть всё, - перебил Кью. - А друзья - явление редкое.
Сеунду он прислушивался к себе, и очертания его колебались.
- ...Закрой глаза, Жан-Люк.
- Это ещё зачем? - вскинулся храбрый капитан "Энтерпрайз".
- Понимаешь, если ты мои растворяющиеся внутренности увидишь, никакой интриги уже не будет, - Кью говорил тихо и спокойно, как маленького ребёнка уговаривал.
- Только потому что у меня глаза устали на тебя смотреть, - "отступать так браво!"

И воцарилась темнота... А потом взмокшего лба Пикарда коснулись губы. Прохладные и лёгкие, как дуновение ветерка. Космос выстудил их. Среди звёзд ветра нет. И солнце здесь не оживляющие лучи, а раскалённый газовый шар... Но от этого прикосновения жгучая темнота в глазах Пикарда стала вдруг иной. Холодной, чистой и ясной, как вечность в глубоких глазах Кью. Кью, которого каждая из вспышек в бесконечном космическом пространстве обещала забрать...
- Я ещё здесь. Не исчез, - почти весело и очень близко прозвучал голос Кью.
Глаза обожгло.
- Я бы сказал тебе "исчезни", - Пикард только крепче жмурился. - Но...
- Но? - Кью улыбался, и голос его звенел, смешиваясь с воздухом. - Я всё ещё могу летать. Там...что бы это ни было за "там"...я собираюсь парить. И возможно, там есть другой Жан-Люк...
- Держи карман шире! - вспылил Пикард. Жмурясь. По-прежнему.
- Странные слова, - задумчивость, или это его голос тает. - Вы, люди, довольно забавны. И да. Ты прав. Я знаю, что другого тебя не существует. Не может быть.
Пикард вздохнул судорожно, инстинктивно руки протянул вперёд, словно удержать пытаясь...

Голос Кью зазвучал совсем рядом. Совсем тихо:
- Поиграем в "молчанку", мой милый Жан-Люк?..

@музыка: The Beatles - Doctor Robert.

@настроение: такой-не-такой...

@темы: "ST: TNG", "Star Trek!", "Кью-Кью", "Творчество", "письмена"